Новости
28 августа 2017, 02:50

Легендарные атаманы

В этом году 225-я годовщина начала освоения казаками кубанских земель. Императрица Екатерина II подписала Жалованную грамоту в 1792 году, по которой Черноморскому войску в вечное владение передавались правобережная Кубань – от устья реки до Усть-Лабинского редута. Границей войсковых земель с одной стороны стала река Кубань, а с другой – Азовское море. На казаков возлагалась охрана границ от набегов закубанских народов. Среди казачьих радетелей Черноморского (Кубанского) войска – Сидор Белый, Захарий Чепега, Антон Головатый и другие легендарные атаманы и колоритные личности казачьей истории, о которых хочется поговорить и вспомнить их биографии.

Сидор Белый

Седой батька, исполненный огня

Всем известен памятник императрице Екатерине II в Краснодаре. У постамента справа три первых кошевых атамана Черноморского казачьего войска – Антон Головатый, Сидор Белый и Захарий Чепега.

Атаман нового войска

Первым кошевым атаманом Черноморского войска или как оно называлось изначально – Войска верных казаков, собранного из бывших запорожцев, стал войсковой старшина, подполковник Сидор Белый. Сразу отметим, что Сидор и Савва Белый – разные люди. Кто не вникал в казачью историю, часто принимают их за одного человека. Савва Леонидович Белый – войсковой полковник, чье имя значится на памятнике казакам в Тамани, который увековечил историческую высадку казаков 25 августа 1972 года. Именно Савва привел к Таманским берегам Черноморскую гребную флотилию, но атаманом никогда не был. К личности этого яркого казака мы еще вернемся.

Сидор Белый – бравый кошевой атаман, который отличался умом и храбростью. Прославился в боях в войне с Турцией. Служба в атаманах была недолгой, но заслуги Сидора Белого для становления Черноморского войска трудно переоценить. Под предводительством Белого запорожское казачество приняло покровительство России. Было создано войско, которому был уготовлен славный путь в отечественной истории. Сидор Белый не дожил до исторического дня подписания императрицей Жалованной грамоты. Стал человеком, который заложил первый камень в основании Черноморского войска. Его имя носил 1-й Полтавский полк, один из старейших конных полков Кубанского казачьего войска.

«Поедемо дальше!»

Сидор Белый происходил родом из состоятельных дворян Херсонского уезда Новороссийской губернии. Получил хорошее домашнее образование и в молодые годы начал службу простым казаком в Запорожской Сечи. Образованный и отважный казак быстро выдвинулся и стал занимать должность войскового есаула. Казаки Запорожской Сечи уважали Сидора Белого.

В 1774 году Сидор Игнатьевич во главе депутации выехал в Санкт-Петербург с ходатайством о защите прав и владений запорожцев во время разорения Сечи генералом Текелием. Казаки покинули Санкт-Петербург в глубоком отчаянии – Сечь императрица восстанавливать не собиралась, родные курени стояли в развалинах. Запорожское казачье войско прекратило свое существование после обнародования манифеста Екатерины II. В книге «Казачьи атаманы» Алексей Шишов приводит описание историка Василия Потто о том, как Головатый и Белый, возвращаясь с «пустыми руками», даже хотели свести счеты с жизнью:

«Они зарядили два пистолета и условились, чтобы Головатый прочел вслух все ежедневные молитвы, и когда надо будет читать «Верую», то обоим приготовиться, а по слову «аминь» стрелять. Выбрав в лесу удобное место, они простились до скорой встречи в лучшем мире и чтение молитв началось.

Вот уже Головатый дошел до «Отче наш» и до слов: «Но избави нас от лукавого», – как вдруг его озарила новая мысль. Он опустил пистолет и спросил у Белого:

– А знаешь що, батьку?

– А що?

– Вот се мы постреляемося.

– Эге.

– И нас тут найдут мертвых.

– Эге!

– И скажут: вот два дурня, запорожци, верно напилися мертвецки и пострелялись сами не зная чого, и никто не узнает, зачем мы пострелялись и не будет нам ни славы, ни чести, ни памяти.

– Так що ж робити? – спросил его Белый.

– А цур ему стреляться, батьку; поедемо дальше.

– Справды, цур ему, поедемо, – сказал Белый.

Помолились Богу, потянули горилки из дорожной баклажки и отправились в путь-дорогу, к родным куреням».

Войсковой судья Антон Головатый и помощник атамана Захарий Чепега были верными товарищами Сидора Белого. Они станут последующими атаманами Черноморского войска. Головатый и Чепега, также как Белый, горели возрождением славы казачества.

Обустройство коша

Возвращаясь к Запорожской Сечи, после прекращения ее существования, часть казаков ушла в турецкие пределы, на Дунай. Часть запорожцев осталась в России. К созданию нового войска бывалого, авторитетного, горевшего боевым духом казака Сидора Белого привлек князь Потемкин.

Первое, что сделал кошевой атаман, приняв должность – основал войсковой кош близ устья реки Буга в урочище Василькове. Кошевое правление ввел по примеру бывшего запорожского войска. Войско верных казаков стремительно росло. Сидор Белый много делал для обустройства коша – строил дома, сараи, погреба. При нем ремонтировались суда военной казачьей флотилии. Была построена кошевая церковь. Это было временное пристанище. Казаки еще не знали, что вскоре будут перебираться на Северный Кавказ, в Черноморию (на Кубань).

Славная битва и последнее «прости»

Исключительная распорядительность, административный такт и полководческий талант Сидора Белого проявились в Русско-Турецкую войну в 1787 году. Именно в ней он покрыл себя славой, которая до сего дня удивляет историков.

«Седой старик, но исполненный огня, наездник давних сечевых времен, имевший привычку выезжать в перестрелки без шапки с выставленной наружу мощной своей и загорелой грудью», – писал об атамане историк И. Попка.

Войску и атаману Белому предстояли нелегкие обязанности службы в войне с турками. 21 мая 1788 года турки пытались атаковать казачий кош, открыли усиленную пальбу с судов, но безуспешно. Казаки, согласно распоряжению Белого, со своей стороны ограничились простым наблюдением за неприятельской флотилией, не могшей нанести существенного вреда кошу, благодаря дальнему расстоянию коша от турецких судов. Вскоре Сидор Белый был назначен с казачьей флотилией в русскую эскадру под команду принца Нассау-Зиген. Согласно распоряжению принца, казаки 11 июля выдержали на своих мелких судах первый бой с турецкими кораблями. Несмотря на неравенство сил, казаки жестоко поразили турецкий флот, дерзко сцепившись с турецкими кораблями и храбро сражаясь врукопашную с неприятелем на их бортах.

За блестящую победу заплатили дорогую цену. Битва была роковой. Сидор Белый был ранен и скончался после этого. Казаки потеряли своего седого батьку.

Атаман был похоронен со всеми воинскими почестями в Кинбурнской Александро-Невской церкви.

Историк В. Соловьев пишет: «Со всех бастионов палили из орудий; стоящие у церкви казаки-мореходы по команде залпом стреляли из ружей. А на рейде казачьи лодки по очереди посылали из своих пушек последнее «прости». Екатерина вторая подписала Указ о производстве Белого в чин полковника армии. Сидор Белый завещал казакам «держаться более всего старого сечевого уряда», сохранять военную организацию, уклад жизни, традиции и хранить верность России.

На место Сидора Белого войско избрало своим атаманом его помощника – Захария Чепегу. Впереди было переселение на новую землю – на Кубань.

Захарий Чепега

Шеф екатеринодарцев

Захарий Чепега. Фрагмент памятника Екатерине в Краснодаре.

Почти два десятка лет Захарий Чепега был атаманом Черноморского войска. Запорожский казак прошел нелегкий, но блестящий жизненный путь, стал генерал-майором русской армии. Он был одним из тех людей, кому войско было обязано своим возникновением. Имя Захария Чепеги навсегда вписано в историю нашего края. Под его руководством казаки начали переселение на дарованные императрицей Екатериной II кубанские земли, строился Екатеринодар.

Имя «черноморцы»

После героической смерти Сидора Белого звание кошевого атамана получил Захарий Чепега. В своей книге «Атаманы» Виталий Бардадым пишет, что Харько, так еще называли Чепегу, был любимцем казаков. Правая рука Белого, он пользовался репутацией храброго, опытного воина. Был из известного древнего рода Кулишей, родился в Черниговской губернии. Свою настоящую фамилию получил в 1750 году, когда рядовым казаком пришел в Запорожскую Сечь. Принимали как обычно:

– Здравствуй! Что, во Христа веруешь?

– Верую.

– А ну перекрестись!.. Ну хорошо, ступай же в который сам знаешь курень.

Захарий Чепега был приписан к Кисляковскому куреню. Коренастый, с огромным черным чубом и толстыми усами, – так пишут историки.

В первых же стычках с турками проявил ум, находчивость и храбрость. В 1767 году получил должность начальника пограничной стражи при Перевесной паланке и служил до 1775 года, пока Запорожская Сечь не прекратила свое существование. Через 12 лет было собрано войско верных казаков. После смерти Сидора Белого князь Потемкин определил атаманом Чепегу. Со своим новым атаманом казаки устроились за Бугом. Казачья конница выдержала множество стычек с турками.

Чепега был известным героем в глазах выдающихся русских полководцев Суворова и Кутузова, которые осыпали его похвалами. После падения Очакова Суворов назначил штурм Измаила. В грозном сражении Чепега показал чудеса храбрости. За мужество получил орден святого Георгия III степени и золотой Измаильский крест. Именно тогда казаки-запорожцы получили имя «черноморцы», а весь кош стал называться Черноморским казачьим войском. В борьбе с турками казаки заслужили расположение императрицы, и она откликнулась на их просьбу и пожаловала земли Кубани.

Из-за Буга на Кубань

«Харько Чепега произжае,

На Кубань-ричку жить выкликае,

Даруя степами,

Вольными лесами

И рыбными плесами», – пели казаки.

При Чепеге Черноморское войско организовалось и окрепло, но прежде многое пришлось преодолеть. Началось переселение из-за Буга на Кубань. Кавалерию, пехоту и войсковой обоз возглавлял сам Чепега. Измотанные долгой дорогой, жарой, многие хотели вернуться назад на обжитые земли. Дождливая осень заставила переселенцев остановиться на зимовку на Ейской косе. Весной 1793 года Чепега привел своих верных товарищей на берега строптивой Кубани. Благодаря авторитету атамана, его умелым распоряжениям все войско переселилось на новую Родину. Главными помощниками атамана были судья Антон Головатый и писарь Тимофей Котляревский.

По реке была расставлена пограничная стража и определено место под войсковой град (Екатеринодар). В 1794 году был обнародован «Порядок общей пользы», – законодательный документ, который определял военную и гражданскую жизнь казаков. Захарий Чепега был занят строительством Екатеринодара. В наказе первому городничему Диниле Волкорезу писал о том, какой порядок и какие законы должны соблюдаться в «войсковом граде». Историки отмечают заботливость, распорядительность и житейскую опытность казачьего военачальника, дальновидность и ум.

Согласно ведомости Волкореза 1794 года в Екатеринодаре насчитывалось 9 домов, 75 хат, 153 землянки и населения 580 человек. Хочется отметить, что сегодня в Краснодаре по официальным данным проживает более 850 тысяч человек, а по неофициальным – чуть ли ни миллион.

Последний поход

Город-крепость Екатеринодар был построен, и атаман уже в солидном возрасте начал мечтать о покое, о своем собственном уголке. Правительство жалует ему «два черкесских кута с лесами к полю по заломы, а вниз по первую старую крепость отвесть для постройки в Екатеринодаре дома и прочих по службе и званию вашему нужностей во владение ваше навсегда…» Чепега читал указ и улыбался. Много ли надо одинокому казаку-сироме? Сирома – это холостяк. Захарий так и не женился. Как-то один генерал предложил Чепеге жениться на его дочери. На что Захарий ответил: «Благодарствую вам, пусть ваша дочь будет здорова и премноголетня», – затем перевел разговор о походе в Польшу...

Не успел атаман построить себе турлучную мазанку над самым Карасуном, черноморцы толком еще не устроились на Кубани, как кошевой атаман Чепега с двумя полками назначен в Польшу. Полки выступили в поход. Меньше чем через месяц Чепега был у Государыни и удостоился приглашения к царскому столу. Историки пишут о том, как Екатерина угощала атамана виноградом и персиками, подарила дорогую саблю, осыпанную алмазами, и сказала Чепеге: «Бей, Захарий Алексеевич, врагов Отечества!».

По прибытию в русскую армию участвовал в разных сражениях во время польской кампании. Атаман был произведен в чин генерала и получил орден Владимира II за храбрость при штурме Праги.

Долгим походом в Польшу Захарий Чепега завершил свою военную деятельность в русской армии. С казаками вернулся домой.

«Тилько богив малюють»

После последнего похода Чепега занялся устройством Екатеринодара и своего войска. По возвращению из Польши подарил Екатерино-Лебяжской Николаевской мужской общежительной пустыни, где доживали свой век бесприютные казаки, и где, как пишет Бардадым, Чепега и сам подумывал окончить свои дни, плотильную мельницу «по большой Талызиной дороге» по речке Бейсужко» (земля, пожалованная Чепеге указом Императорским в 1794 году).

Недолго длилась мирная жизнь Чепеги: пятидесятилетняя боевая служба, старость, болезни подкосили его. В январский день 1797 года любимый всем войском атаман ушел из жизни. В старой периодике можно найти приглашение на панихиду годовщины со дня смерти Чепеги. Приглашались желающие почтить память «шефа екатеринодарцев».

Историк Е. Фелицин сто лет назад писал, что заслуги Чепеги далеко еще не оценены по достоинству.

Процессия прощания с батькой атаманом прошла с большими воинскими почестями. Траурный салют, девять выстрелов из пушки… Главное, что память о Захарии долго жила и живет в народе. О нем говорили «великий муж», он по праву считается атаманом, заселившим Кубань и основавшим Екатеринодар. Он оставил заветный для казаков подарок – золотую саблю. Чепега был удостоен многих почестей и наград, но был скромным человеком. Однажды какой-то художник предложил атаману нарисовать его портрет, на что Чепега ответил: «Тильки богив малюють».

Антон Головатый

«Що вона нам указала на Тамань дорогу…»

Памятник первым казакам­переселенцам установлен в Тамани в сквере Антона Головатого в честь столетия этого исторического события. Фото «ТАМАНЬ»

Подался в Сечь

Войсковой судья Антон Андреевич Головатый, будучи не первой фигурой Черноморского войска, заслужил большую славу наравне с Сидором Белым и Захарием Чепегой.

Родился в Полтавской губернии, в богатой семье, учился в Киевской духовной академии. Антон Головатый мечтал о подвигах, бороться с турками, поэтому все бросил и подался в Запорожскую Сечь. Там его храбрость и грамотность быстро оценили. Через пять лет он стал атаманом Васюринского куреня. В одних источниках пишут, что «Головатый» – это фамилия, в других – кличка Антона Андреевича за живой ум. Это не имеет значения. Антон Головатый действительно был умным человеком. С каждым годом рос его авторитет в войске.

Блистательные подвиги

После напрасных хлопот при царском дворе о своих правах, Запорожская Сечь все же прекратила свое существование.

В 1787 году, так сказать, на счастье казаков снова началась война с Турцией. Потемкин вспомнил о храбрых воинах и призвал казаков на службу. Под руководством Чепеги и Головатого образовывалось «войско верных казаков» под предводительством первого кошевого атамана Сидора Белого.

В этой войне казаки совершили немало бравых подвигов, чем заслужили расположение императрицы и главнокомандующего армией. Сначала был взят остров Березань, за что всему кошу получил благодарность и награждения. После падения Очакова Антон Головатый первым из казаков получил Георгиевский крест. Казачья флотилия прославила себя и в бою за крепость Измаил, которая считалась несокрушимой. Две тысячи черноморских казаков под руководством Головатого участвовали в штурме Измаила. Князь Потемкин был настолько поражен блистательностью подвига, что написал императрице: «Полковник Головатый с беспредельной храбростью… не только побеждал, но и, лично действуя, вышел на берег, вступил с неприятелем в бой и разбил оного…». Антон Головатый был награжден орденом Святого Владимира III степени и золотым Израильским крестом.

«Ой, годи ж нам журытыся…»

После смерти Потемкина Головатый снова приехал в Петербург. Кроме богатых подарков придворным он привез с собой любимую бандуру, на которой мастерски играл. Песни Головатый сочинял сам, рисовавшие судьбу казаков. Однажды сама императрица слушала игру Головатого и, как пишут историки, восхищалась и пением, и необычным видом запорожца. В книге «Атаманы» В. Бардадыма пишется, что Антон Головатый был среднего роста, смуглый, с большими усами и бритой головой, с оставленным только оселедцем, замотанным несколько раз за левое ухо. Головатый был великолепен! А зеленый чекмень с полковничьими галунами, белый жупан с закинутыми назад рукавами, широчайшие шаровары, красные сафьяновые сапоги, подбитые серебряными подковками, и грудь, увешанная российскими орденами, довершали впечатление.

Головатый писал Захарию Чепеге 17 апреля: «В Чистой четверток (то есть 2 апреля. — В. Б.) были доставлены к ручке Ея Величества». Тогда Головатый и обратился к ней с вдохновенной речью: «Жизнедательным державного веления Твоего словом, перерожденный из неплодного бытия, верный Черноморский кош приемлет ныне дерзание вознести благодарный глас свой Святейшему Величеству Твоему и купно изглаголати глубочайшую преданность сердец его. Прийми оную яко жертву единой Тебе от нас сохраненную; прийми и уповающим на сень. Твою буди нам прибежище, покров, радование — та й годи!».

Именно это витиеватое, в духе того времени льстивое и пышное красноречие поразило и Екатерину, и всех присутствующих. Черноморскому казачьему войску грамотой от 30 июня 1792 года были пожалованы «в вечное пользование» земли на Кубани.

Делегацию Головатого, столь успешно исполнившую возложенное на нее войском важное дело, на дороге в Кош встретил пятисотенный конный полк. Когда возвращающиеся приблизились к Кошу, трижды было выпалено из пушки. А кошевой атаман Чепега послал навстречу им своих первых старшин с хлебом-солью. Тут началась беспорядочная, веселая пушечная и ружейная стрельба. Головатый нес на пожалованном серебряном блюде солонку и грамоты, а его малолетние сыновья: Афанасий — письмо Чепеге, Георгий — подаренную атаману саблю, осыпанную «дорогими каменьями», ею войсковой судья и перепоясал всенародного Кошевого Чепегу. Захарий поцеловал хлеб и соль. Писарь начал читать грамоту. Атаман поздравил войско, кланяясь на все четере стороны.

В доме войскового судьи Головатого закипел пир. Гости пели песню, которая стала с той поры любимой у казаков:

«Ой, годи ж нам журытыся,

Пора перестати…»

Слова именно этой песни высечены на памятнике в Тамани.

Верный казачий прадед

Жена Головатого Ульяна Григорьевна была под стать мужу – грамотной женщиной. Сама занималась воспитанием детей – шести сыновей и дочери. Когда супруга скончалась, Антон Андреевич, чтобы почтить ее память, построил церковь, которая выглядит сейчас иначе, но и сегодня стоит на Таманской земле.

В 1796 году Головатый возглавил персидский поход, который завершился крахом. Чепега в те годы был уже измотан пятидесятилетней военной службой.

Головатый ушел на 53-м году жизни, так и не узнав о назначении его кошевым атаманом Черноморского войска. Царский указ был прочтен над его могилой. Беспощадная смерть почти одновременно унесла жизни двух радетелей черноморцев – Головатого и Чепеги. В одночасье войско осиротело…

Антон Головатый – истинный сын своего века. Казачий прадед, положивший начало, вместе с Чепегой, цивилизации на Кубани. Головатый был бесстрашный воин. Он всегда сражался в первых рядах, плечом к плечу с простыми казаками, шел копье на копье и стоял с врагами России до последней капли крови, верный священному солдатскому долгу. Память о войсковом судье Антоне Андреевиче Головатом до сих пор живет у кубанцев, как и живет его песня «Ой, годи ж нам журытыся».

Клятву «Мы воздвигнем грады, населим села, сохраним безопасность пределов» Головатый и Чепега и все кубанское казачество с честью выполнили перед Императорской Россией.

Подготовила Елена Крестьянова.

Благодарим за содействие и помощь в подготовке материала Межпоселенческую библиотеку Темрюкского района.

comments powered by HyperComments












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg